Баннер

Люди и оружие



x_601413acЗаконодатели расширили понятие самообороны. Допекли все-таки. И неудивительно. Криминальная обстановка такова, что выходить на улицу страшно даже днём. Насильники, грабители чувствуют себя комфортнее законопослушных граждан. Статистика вообще повергает в состояние коллапса: милиционеров гибнет больше, чем самих бандитов. О простых смертных и говорить не приходится. Сумеем ли мы сами себя защитить?! Давайте попробуем разобраться вместе. Кто и как вооружается, и кто и как использует свое право взять в руки пистолет.

 

Каинова печать

Первое на Земле убийство описано в Библии скупо, но достаточно информативно. Преступник - Каин, жертва - Авель, мотив - зависть, место совершения - поле... Насчёт орудия злодеяния Ветхий Завет умалчивает, но восполнить этот пробел достаточно просто с помощью обыкновенной логики.

Лук, праща или дротик исключаются - Каин лишил жизни младшего брата при непосредственном нападении. Меч, кинжал или копьё тоже отпадают - боевое оружие имелось только у воинов, и никак не могло попасть в руки простому земледельцу. Увесистый камень или тяжёлая крепкая ветка более вероятны, но найти на пашне камень достаточно сложно, да и деревья в поле не растут. Остаётся обычный хозяйственный нож - грубо выкованная полоска железа на деревянной ручке, которой резали хлеб, сыр и распускали на полосы вяленое мясо...

Если бы не камень, палка или нож - Авель остался бы жив: человек не может голыми руками убить другого, примерно равного по силе... Это поняли задолго до Каина: когда наш мохнатый пращур целенаправленно откалывал кусочки от вытянутого камня, кто знает, к какой цели неразвитый мозг примерял образующуюся острую грань... Как справедливо заметил известный исследователь Конрад Лоренц, "первые орудия человека: огонь и камень он сразу употребил на то, чтобы убивать и жарить своих собратьев".

И вся последующая история человечества связана с использованием оружия для уничтожения или подчинения себе подобных. Таким образом, оружие является особым предметом материального мира, резко выделяющимся из остальных достижений мировой культуры.

Сила оружия

Может быть, именно поэтому оружие обладает притягательной силой для многих людей, тяга к нему нередко бывает иррациональной: нелегальные коллекционеры оружия, далёкие от криминальных намерений, зачастую не могут объяснить побудительных мотивов своей деятельности, противоправный характер которой они прекрасно осознают. В печати сообщалось об аресте в Германии 33-летнего стоматолога, совершенно мирного человека, собравшего за свою жизнь коллекцию из пятидесяти девяти пистолетов, автоматов, винтовок и даже десантного пулемета.

Оружие стало неотъемлемым элементом человеческой культуры. Оно оказывает на умы такое влияние, что фамилия Макаров ассоциируется не со знаменитым русским адмиралом, а с создателем известного российского пистолета. Фамилия Браунинг - не с поэтом Робертом Браунингом, а с Джоном Мозесом Браунингом - изобретателем малогабаритного самозарядного пистолета.

Немецкий дирижёр Бруно Вальтер уступает в известности своему однофамильцу Карлу Вальтеру - основателю оружейной фирмы. Несмотря на многочисленность технических изделий знаменитой фирмы "Ремингтон", это название вызывает ассоциации не со швейной или пишущей машинками, а с винтовками, полуавтоматическими и помповыми ружьями. Нарицательными стали имена немецких изобретателей Вильгельма и Пауля Маузеров, бельгийца Леона Нагана, отечественных конструкторов Токарева, Дегтярёва, Калашникова.

Связанные с оружием обычаи и традиции накладывают отпечаток на национальную психологию, а национальные и исторические особенности народа находят своё проявление как в форме оружия, так и в способе его применения. Французская дуэльная шпага откровенна и прямолинейна, двояковыпуклый турецкий ятаган, напротив, полон таинственности и недомолвок, как и положено таящемуся до времени под халатом оружию дворцовых переворотов. Ричард Львиное Сердце демонстрировал силу своего меча, разрубая окованное железом копьё, а султан Саладин изогнутой египетской саблей рассекал подброшенный в воздух газовый шарф...

Пистолет и общество

Оружие влияет не только на менталитет, но и на законодательство. Так, хотя время пионеров-первопроходцев, осваивающих с оружием в руках американский континент, осталось в далёком прошлом, вторая поправка к Конституции США закрепляет право граждан хранить и носить оружие и в наши дни. Сохраняется и особое отношение к нему, фольклор ставит производителя первого револьвера на одну ступень с Богом. "Господь Бог создал людей большими и маленькими, сильными и слабыми, а полковник Кольт уравнял шансы" - гласит известная американская поговорка. Её справедливость подтверждает тот факт, что на руках у мирного населения и сейчас находится около 200 миллионов единиц огнестрельного оружия.

Долгое время нас пугали страшными "стреляющими Штатами". Но когда идеологические барьеры рухнули, то оказалось, что в 1993 году в США совершено 23 300 убийств, а в России - 29 000 (это без учёта лукавости отечественной уголовной статистики, упрятывающей ещё вдвое больше насильственных смертей в графу с лицемерным названием "тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть").

Число погибших американских полицейских вдвое меньше, чем убитых милиционеров (без учёта потерь в "горячих точках"). Зато ежегодно американцы, законно владеющие личным оружием, применяют его для самообороны 645 тысяч раз, в то время как преступники пользуются им в 581 тысяче случаев. Вооружённость придаёт населению уверенность в своей защищённости, одновременно охлаждая пыл преступников.

Власти США доверяют своим гражданам. И недаром: только три процента законно приобретённого оружия используется в преступных целях. А шокирующие общественность факты массовых расстрелов на улицах и в школах вызывают лишь поиски способов избежать использования оружия детьми и психопатами - например, кодировки оружия.

У нас же защититься от эксцессов пытаются с помощью тотальных запретов. В царской России приобрести оружие было проще. Наряду с ружьями и штуцерами витрины изобиловали разнокалиберными карманными револьверами моделей "бульдог" и "велодог" и даже солидными армейскими "смит-вессонами", "ивер-джонсами", "гопкинс-алленами". До 1906 года наган или браунинг приобретались совершенно свободно по доступной цене: 16-20 рублей - минимальная месячная зарплата. Впоследствии правила ужесточили - покупатель должен был представить именное разрешение, выданное начальником местной полиции.

1917 год покончил с этим изобилием. Оружие, пожалуй, стало первым товаром, в отношении которого способ купли-продажи был вытеснен системой распределения по классово-номенклатурному признаку. Наганы и маузеры прилагались к кожанке комиссара или чекиста, плоские браунинги - к мандату совпартработника. Так продолжалось весь советский период. К 1985 году в областях и краях Северного Кавказа имелось по 1-2 наградных пистолета у героев войны да по 10-12 - у партийно-советских работников высокого ранга.

Зато криминологическое исследование, проведённое в Чечено-Ингушской АССР, показало, что огнестрельное оружие имелось в каждой двенадцатой-пятнадцатой семье. Оно являлось предметом своеобразной моды: на ковры в домах вешались охотничьи ружья, престижно было иметь нарезное оружие - карабины, пистолеты, револьверы, которые хранились незаконно и скрытно, - в основном "стволы" периода войны с фашизмом - револьверы "наган", пистолеты ТТ, "вальтер", "парабеллум", изредка встречались иностранные пистолеты современного производства.

Холодное оружие имелось практически у каждого мужчины, особенно в горных районах республики. Представляет интерес то обстоятельство, что если в семидесятых годах кинжалы практически не использовались в преступных целях - вероятно, в силу особого отношения к ним как к символам родовой гордости и произведениям оружейного или ювелирного искусства, то в восьмидесятых они являлись уже орудием каждого четвёртого преступления. Вооружённость, особый менталитет и игнорирование официальных законов во многом способствовали превращению этого региона в криминально-анархический анклав рабовладельческого толка. Причём местные жители сразу получили преимущество перед законопослушным, а потому безоружным русским населением. Последствия хорошо известны...

Ответы на запреты

Между тем тотальные запреты на легальный оборот оружия не дали положительного эффекта. С начала девяностых годов преступный мир принялся активно вооружаться. Законно российские граждане владеют пятью миллионами "стволов". По экспертным оценкам, ещё столько же находится в криминальном обороте.

В десятки раз возросло число вооружённых преступлений, бандиты действуют средь бела дня безнаказанно и нагло. Они не боятся сопротивления: государство позаботилось, чтобы жертвы были безоружны. А судебная практика отучила народ от необходимой обороны: только 13% потерпевших оказывали нападавшим сопротивление (характерно, что в 30% случаев оно было успешным). Нередко при нападениях на квартиры преступники забирают не только деньги и ценности, но и оружие хозяев - ружья, карабины, газовые пистолеты... Потому что по правилам серьёзное оружие должно храниться в сейфе, в разобранном виде, отдельно от боеприпасов. А газовое оружие против боевых пистолетов и автоматов - не аргумент...

Получается, что государство облегчает действия бандитов, выступая в сомнительной роли невольного пособника! Даже сотрудникам милиции перестраховщики-начальники не выдают оружия. Результат - число милиционеров, убитых бандитами, превышает число бандитов, убитых милиционерами. В обществе, контролирующем преступность, должно быть наоборот!

Совершенно очевидно, что в условиях широкого и реально неконтролируемого криминального оборота оружия встаёт вопрос об уравновешивании "чёрного" оружейного рынка "белым" - легальным. Это нестандартный и непривычный для России подход, но именно в нём кроется резерв повышения общественной и личной безопасности в постперестроечном обществе.

Первым шагом на пути выработки новой "оружейной идеологии" должен стать пересмотр отношения к оружию как к вредоносному, опасному предмету ограниченного распространения.

Следует признать, что оружие хотя и является предметом повышенной опасности, но само по себе нейтрально и не обладает криминогенными свойствами, подобно автотранспорту. Необходимо признать также, что оружие вышло из-под государственного контроля и преступные элементы не испытывают никаких трудностей с его приобретением, хранением, ношением и использованием.

Эти посылки неизбежно приводят к следующим выводам: нет никаких оснований искусственно ограничивать оборот оружия, поскольку подобные ограничения в первую очередь касаются законопослушных граждан и сотрудников правоохранительных органов. Распространение оружия в криминальных кругах требует уравновешивающих мер. В частности, постоянная вооружённость сотрудников всех силовых структур должна быть обязательным условием выполнения ими своих служебных обязанностей, а применение оружия для пресечения преступлений и задержания преступников должно считаться правомерным и расцениваться как проявление смелости, решительности и активности при решении оперативно-служебных задач.

Граждане, обладающие безупречной правовой репутацией, должны получить возможность приобретения, хранения и использования короткоствольного огнестрельного оружия в целях самозащиты и пресечения преступлений.

Использование законно хранимого оружия в контркриминальных целях должно стимулироваться и поощряться. Более того, применение находящегося в нелегальном владении оружия для пресечения преступлений и задержания преступника должно исключать уголовную ответственность за незаконное владение им. Приоритет задач реальной борьбы с преступностью должен перевешивать формальные запреты.

Прости, оружие!

Как показывает исторический опыт, большинство законов об оружии разрабатывалось именно тогда, когда государству требовалось не вооружить своих граждан, а наоборот, ограничить доступность ружей и пистолетов.

Дискуссия о праве на владение и ношение огнестрельного оружия — одна из самых жарких в современном обществе и одновременно одна из самых бесплодных. Как и в случае с проблемой смертной казни, аргументы сторон хорошо известны, а вероятность нахождения общего языка практически нулевая.

Главная проблема, возникающая в связи с вопросом, разрешать или не разрешать свободное владение оружием, состоит в том, как это повлияет на общий уровень преступности.

Плохо, говорят противники свободной продажи оружия. У каждого преступника будет ствол, и убийств, станет больше.

У преступников и так уже есть огнестрельное оружие, возражают их оппоненты. Зато если оружие есть у потенциальной жертвы, то преступник сто раз задумается, прежде чем напасть.

Но резко возрастет смертность от огнестрельного оружия при бытовых разборках, заявляют первые. И где гарантия, что пьяный сосед не пристрелит вас, вашу жену или ребенка?

Большинство убийств на бытовой почве происходит с применением кухонных ножей либо тяжелых бытовых предметов вроде ножек от стула, возражают вторые.

И так далее до бесконечности.

При этом и те и другие ссылаются на статистику, а также на вторую поправку к конституции США, гарантирующую право на свободное хранение и ношение оружия.

Обострение дискуссии обычно происходит после громких случаев вроде стрельбы в какой-нибудь американской школе, когда неуравновешенный подросток расстреливает своих одноклассников и учителей, а потом либо кончает жизнь самоубийством, либо погибает от пули полицейского. При этом противники права на свободное владение оружием не замечают, что, как правило, данный конкретный малолетний преступник не относился к категории лиц, имеющих такое право, а оружие приобрел нелегально.

Статистика не позволяет сделать однозначного вывода о прямой связи между наличием права на свободное владение оружием и количеством оружия, находящегося на руках у населения, с одной стороны, и числом преступлений с применением огнестрельного оружия, а также числом случайных жертв его неосторожного применения — с другой. На первый взгляд кажется, что такая связь есть: в первой десятке стран с наибольшим числом жертв огнестрельного оружия девять — это страны, где разрешено ношение огнестрельного оружия. Однако семь из этих стран — это страны из одного региона, Латинской Америки, имеющие схожие историко-культурные традиции и общий менталитет. Если же посмотреть на Европу, то связь между свободой владения оружием и числом преступлений с его применением не прослеживается вовсе. Так что, видимо, дело не только и не столько в доступности оружия для населения, сколько в иных факторах, связанных с историей, культурой и национальной психологией.

Пресловутая вторая поправка к американской конституции, принятая в 1791 году, вовсе не является отправным пунктом в истории отношения цивилизованного общества к проблеме свободного владения оружием. Корни проблемы уходят гораздо глубже.

В системе англосаксонского общего (прецедентного) права право на ношение оружия рыцарями и свободными гражданами, находящимися на службе у короля, существовало задолго до изобретения огнестрельного оружия. Билль о правах, принятый в 1689 году после так называемой "Славной революции" 1688 года, закреплял это право — по крайней мере, за протестантами. Данное положение мотивировалось тем, что в эпоху правления Стюартов, свергнутых революцией, протестанты подвергались дискриминации, а поэтому отныне они имели законное право на самозащиту.

По сути, в этом разделе Билль о правах констатировал сложившийся статус-кво. Естественно, никакого повального приобретения оружия широкими массами населения за этим не последовало.

Однако впоследствии — в течение всего XX столетия — в Великобритании была принята целая серия законов, последовательно урезавших список типов оружия, которое могло находиться в частных руках. Наконец, акт "Об огнестрельном оружии" от 1997 года фактически ввел полный запрет на владение им.

Вторая поправка к конституции США была, с одной стороны, порождением англосаксонской системы общего права, с другой — отражением реальности, сложившейся в Северной Америке более чем за полтора столетия освоения этих территорий переселенцами, прибывшими в основном с Британских островов. Постоянная борьба с дикой природой и местным населением, настроенным далеко не всегда дружелюбно, а затем и война за независимость от бывшей метрополии привели к тому, что практически у всего взрослого населения на руках было оружие. И вопрос стоял не о том, чтобы его разрешить, а о том, как упорядочить его применение.

В этом коренное отличие ситуации в сегодняшней России от тех стран, на опыт которых ссылаются сторонники отмены запрета на владение огнестрельным оружием. При всей убедительности аргументов за свободное владение оружием главным аргументом против является то, что резкое снятие запретов, существующих уже 90 лет (запрет был введен декретом Совнаркома "О сдаче оружия" от 10 декабря 1918 года), и отсутствие традиций и культуры применения оружия могут привести к непредсказуемым последствиям. Каждый будет считать себя вправе самостоятельно определять, что является достаточным основанием для применения оружия. А разве редко возникает желание шмальнуть по подрезавшему вас на дороге черному джипу с тонированными стеклами или по пьяной компании, горланящей песни у вас под окнами в четыре часа утра? Вероятность возникновения таких ситуаций не могут оспорить даже самые ярые сторонники свободного владения оружием.

Исторический опыт, обратный описанному выше, пока не позволяет сделать однозначных выводов о том, как именно могут развиваться события. Не считая стран Балтии, на постсоветском пространстве ношение оружия разрешено только в Молдавии, которая по показателю смертности от огнестрела находится в середине списка. Впрочем, сравнивать Молдавию с Россией сложно: $300 за пистолет для среднего молдаванина куда более существенная сумма, чем для среднего гражданина России.

Если проводить параллель с событиями недавней российской истории, то само собой напрашивается сравнение с переходом к рыночной экономике. Вряд ли кто-то будет сомневаться в большей эффективности рынка по сравнению с административно-командной системой, существовавшей в СССР. Однако резкое введение рыночных принципов в начале 1990-х годов вызвало такие последствия, которые вряд ли планировались архитекторами рыночных реформ: обнищание широких масс населения, социальная и политическая нестабильность, балансирование на грани гражданской войны, установление олигархической системы. В конце концов многие из этих последствий были преодолены, но какой ценой!

Какую цену придется заплатить за немедленное и полное разрешение владения и ношения оружия, сейчас никто не скажет. И мало кто захочет испытать на своей шкуре.

Журнал «Власть» № 31(784) от 11.08.2008

БОРИС ВОЛХОНСКИЙ

 

Гражданское оружие в России

В России оборот оружия осуществляется в соответствии с федеральным законом "Об оружии" от 13 декабря 1996 года и постановлением правительства от 21 июля 1998 года. Закон делит оружие на три вида: гражданское, служебное и боевое (ручное стрелковое и холодное). Гражданское оружие, в свою очередь, подразделяется на оружие самообороны, спортивное, охотничье, сигнальное и холодное. В качестве оружия самообороны граждане России могут использовать гладкоствольное длинноствольное оружие, в том числе с травматическими патронами, огнестрельное бесствольное оружие с патронами травматического, газового и светозвукового действия, газовое оружие и электрошоковые устройства. Ношение длинноствольного оружия самообороны запрещено. Кроме того, запрещено длинноствольное оружие с емкостью магазина более 10 патронов, длиной ствола менее 500 мм и общей длиной менее 800 мм. Спортивное огнестрельное оружие с нарезным стволом можно хранить только на спортивных объектах.

Право на приобретение оружия дается гражданам России с 18-летнего возраста. Для приобретения оружия необходимо получить лицензию, предоставив для этого в орган внутренних дел заявление, мед. справку и удостоверение личности. Лица, приобретающие оружие самообороны впервые, обязаны пройти проверку на знание правил безопасного обращения с оружием.

Несмотря на весьма строгое оружейное законодательство, для гражданина России все же существует возможность получить право на владение и ношение короткоствольного огнестрельного оружия — в том случае, если оружие наградное. Статья 20.1 закона "Об оружии" гласит, что получить наградное оружие можно на основании указа президента или постановления правительства России, указов глав иностранных государств или глав правительств иностранных государств, а также "на основании приказов руководителей государственных военизированных организаций". Для получения разрешения на хранение и ношение наградного оружия достаточно представить в милицию мед-справку. В списке наградного оружия, утвержденном правительством 5 декабря 2005 года, 14 позиций. Половина из них — 9-миллиметровые пистолеты, также в список входят 7,62-миллиметровый пистолет ТТ и револьвер системы "Наган".

По состоянию на начало 2001 года граждане России имели в собственности 5,269 млн. единиц оружия, в том числе 1,2 млн. газового. При этом, по оценкам экспертов, в начале 2000-х годов в России насчитывалось около 10 млн. единиц нелегального оружия, а ежемесячный прирост его количества составлял до 1,4%. Необходимо отметить, что в России число преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия, уменьшается. По данным Росстата, в 2001 году таких преступлений было совершено 69,47 тыс., а в 2007 году — 30,22 тыс.